Posts for: October 7th, 2008

История не моя.

Юра – мужик загадочный. Непредсказуемый мужик. Дружить с ним сложно, ибо причинно-следственные связи его поступков запутаны, как коридоры в Останкино. “Снежок с утра выпал, пора фломастеры заправить” – самая осмысленная фраза из обширного Юро-русского разговорника. Она до сих пор цитируется Юриными знакомыми вместо хрестоматийного “В огороде бузина, а в Киеве дядька”.

Специальность Юрина – геодезист-картограф. Сразу после окончания института Юра отрастил мохнатую бороду, сжег (по другим сведениям – съел) диплом и ушел в пампасы, на вольные хлеба. Вольные хлеба добывались им в котельной, в городском морге и, чуть позже, в серверной некого предприятия. А вот сисадмин из Юры вышел знатный – два-ноль-два росту, борода полностью закрывает на футболке слово “IRON…”, открывая взору лишь круглое пузо с остатком названия “…MAIDEN”, угрюм, нечесан, молчалив.

А еще он умел пить. Не в смысле “знал меру” или “пил много, но не пьянел”. Вовсе нет. Пил Юра, я бы сказал, высокохудожественно. До розовых слюней, до потери компаса, до беспилотных взлетов и посадок. До ночных прогулок в одних трусах по карнизу третьего этажа. До драки с четырьмя девочками-скрипачками, случайно вышедшими из музучилища. До кражи из автобуса “ЛиАЗ” запасного колеса, намертво принайтованного к стене в пассажирском салоне. До проглатывания на спор (не вру!) четырех лампочек от фонарика. До обнаружения себя поутру в запертой снаружи трансформаторной будке. До разговоров с дверными ручками, до поедания “китекэта”, до отклеивания паспортной фотографии. Красиво пил, виртуозно!
В один из таких чудных вечеров Юра убрался до полного паралича и уснул за столом, не теряя, впрочем, достоинства – никаких “мордой в салат”, строго вертикально, не склонив головы. Осанисто, гордо, аки Илья Муромец на границе с татарами. Агрегатное состояние ему было – дрова. Собутыльники потыкали в тело прутиками и, не обнаружив признаков жизни, принялись глумиться. У кого-то в мобильном до сих пор хранится фотография, на которой запечатлен могучий сисадмин, спящий со вставленными в уши сигаретами и с розовым ковшиком на голове.

После в тыквы друзьям пришла гениальная идея – подровнять Юре бороду. Сделать из немецкого Карла Маркса отечественного Владимира Ильича Ленина. Фотография Юры в роли вождя мирового пролетариата любовно хранится в том же самом мобильнике. После Ленина настал черед Гитлера – и на Юрином лице, лишенном почти всей растительности, остались лишь поганенькие квадратные усики и прилизанная сгущенкой косая челка. Фотка тоже есть. Ржали так, что разбудили всю хрущевку. Ползали под столом в самом буквальном, не падонковском смысле, и оттуда хрипели и пищали сорванными голосами: “Ой, мля, я не могу больше!..”

Спустя полчаса головы вандалов чуть просветлели. Стало понятно, что бороды не вернуть, и Юра завтра же с утра разорвет всех присутствующих на тысячу маленьких медвежат… Вариант «подклеить немного пакли» был отметен сразу же. После раздумий решение было найдено – добрить Гитлера начисто, и назавтра сказать ему, что это он сам.
Добрили. Сфотографировали.

А наутро Юра продрал окуляры, похмелился теплым пивом, умылся в ванной, внимательно глядя в зеркало… и ушел. Как после выяснилось, ушел в институт, ко второй паре. В институт, который закончил шесть лет назад. В институт, в котором у него не было никакой бороды. Рефлекс сработал.

© unknown

bommi.deviantart.com/art/heels-93222979

© bommi

Зайдя в купе, я встретился взглядом с затылком попутчицы. На вид ему было лет 30. Попутчица оторвала внимание от книжки и встретилась взглядом со мной. Взгляду на вид было лет 35.
- Ну что ж, – подумал я вслух, а про себя добавил. – Да и мне не 15.
Кроме нас двоих в купе никого не было, поэтому я встретился взглядом с её фигурой. Впрочем, если бы кто-то и был, это не помешало бы мне встретиться взглядом с её фигурой. На вид ей было лет 40.
- Будете переодеваться? – спросила она вставая.
Фигуре на взгляд стало лет 35.
- Я выйду, не буду вам мешать.
Переодеваться я не стал, а хлопнул для храбрости коньячка. На взгляд – граммов 50. На вкус – граммов 100. Когда она вернулась, на вид ей было лет 30. Она прошла мимо моего носа… Да нет, лет 25!!! И села. Нет, года 32. Мы погрустили, рассказывая друг другу самое необходимое о себе. Потом посмотрели в окно. Потом повыходили. Позаходили. Потом снова поговорили.
- Коньячку?
- Нет, что вы, что вы…
Хочет сделаться на вид лет на 20, но это-то и выдает в ней 40-летнюю! Ну, коньячку, так коньячку. Повеселели, рассказывая друг другу не самое необходимое о чем попало. На вид ей было железно 23!
Разделась. Лет 35. Поцеловались. Угу, не девочка! Потрогались. Однако, 28. Нет! 24!!! Ого! Ага! 20!!! Ещё?!! Не, тридцатник!!! Как, ещё?!!! Блин, 35. Что, опять?!!! Сорокалетняя, точно!

© Олаф Сукинсон

:th-up:

Recommended Stuff

This is a random selection from a list of stuff/posts I personally enjoyed a lot. Some sort of "My Favorites" or "Bookmarks"...

  • Shannyn Sossamon
  • Why don’t you do right? by Dianae
  • Miranda Kerr
  • Pirelli Calendar 2008
Bookmark and Share